8 (4872)38-59-54, 8-903-840-59-54
Тульская региональная федерация
шаолиньского УШУ
О федерации Пресса Занятия Методические материалы Шаолиньская школа Для чтения Задать вопрос Контакты
Главная   »   Шаолиньская школа
О федерации
Принципы Федерации
Устав, цели и задачи ТРФШУ
Структура и руководство
Сотрудничество
Фотогалерея
Видеогалерея
Пресса
Новости федерации
Шаолиньское УШУ в Мире
Публикации в СМИ
Занятия
Детское подразделение ТРФШУ
Отзывы
Ушу для начинающих
Мероприятия
Методические материалы
Бусин: стойки ушу
Термины и обозначения
Правила поведения
Шаолиньские заповеди
Учебная программа
Шаолиньская школа
Шаолиньцюань
Мастера шаолиня
Шаолинь сегодня
Шаолиньский цигун
Для чтения
Библиотека
Буддизм
Даосизм
Интервью и публикации
Конфуцианство
Статьи
Запись на тренировку
Задать вопрос
Контакты

Шаолиньская школа

Шаолиньский дракон

Шаолиньский монастырь начала ХХ  века. Главные врата

Шаолиньский монастырь начала ХХ  века. Главные врата

 

Современный Шаолиньский монастырь, начало ХХI века. Главные врата
Современный Шаолиньский монастырь, начало ХХI века. Главные врата
Сотни лет назад, когда не было автомобилей и компьютеров, а жизнь была спокойна и нетороплива, Шаолиньские монахи практиковали искусство Чань (Чань буддизм) принесенный индийским монахом с Запада Бодхидхармой. В по всему монастырю можно было встретить монахов читающих буддийские сутры, практикующих искусство нейгун и медитацию. Но СунШаньский монастырь Шаолиньсы не стал исключением для набегов и разбоев грабителей, банд и разбойников. Борьбой с мародерами и защитой своих земель должно было заниматься государство. И тем не менее регулярно монастырь подвергался нападениям, грабежу, монахам порой грозила смерть, издевательства. Чтобы обеспечить себе уверенность и безопасность существования и практики Чань монахи регулярно просили о помощи императорские войска Китая. Иногда небольшой отряд регулярных воинов помогал отбиваться монахам от грабителей, а порой монастырю выделялось несколько человек для защиты монашеской обители и обучению монахов искусству самообороны. Так начиналось становление Шаолиньцюань (Шаолиньского ушу).

Во многих книгах про ушу написано много легенд, рассказов как создавался тот или иной стиль, но почти нигде не говорится, о том, что из «ничего» ничего бы небыло. Неоспоримым будет факт, что военоначальники, войны и генералы китайской императорской армии, постоянно участвующие в военных сражениях имели огромный опыт в поединках, владении различными видами оружия (копье, алебарда, меч и др.), тактике и стратегии ведения боя, чем монахи изучавшие сутры и медитацию. В хрониках монастыря множество фактов рассказывающих как генералы останавливались в монастыре чтобы получить наставления мастера, обучиться медитации, шаолиньскому нейгун. Некоторые задерживались там на месяцы и в это время обучали монахов искусству владения оружием (каким сам владел в совершенстве), кулачному искусству. Каждый воин, а тем более командующий, генерал, полковолец, должен был владеть разными видами и типами оружия (гибкое – трехзвенный цеп, цепь и т.д., древковое длинное – шест, алебарда, копье и т.п., короткое – различные виды мечей, кинжалы, метательные ножи). В бою алебарда может быть сильно повреждена и чтобы сохранить себе жизнь и продолжить сражение придется взять в руки меч, копье или другое имеющееся под рукой оружие. При этом, у каждого было одно свое профессиональное оружие, то, во владении которым он был совершенен. Также обучали и в Шаолине. Нельзя быть мастером по всему сразу, не хватит жизни даже при ежедневных занятиях. Монахи изучали различные техники владения оружием, но кто-то был мастером меча, другой парных крюков или копья.

Первые монахи обучившиеся сражаться защищали монастырь и обучали своих буддийских братьев. Зафиксированы случаи, когда несколько монахов уходило из монастыря в армию, чтобы обучаться воинскому искусству. По возвращении они становились наставниками по кулачным тренировкам монахов. Десятилетия накапливался опыт, еще десятилетия знания, боевая техника получаемые монахами у разных генералов, полководцев, в сражениях в рядах императорской армии обобщался. Усены – монахи бойцы, делились друг с другом опытом, техникой, одна дополняя другую. Годами культивируя и совершенствуя себя техника обретала все больше структурированный характер системы. В такой среде появляются стили: хунцюань (красный кулак или кулак Хуна), цзинганцюань (алмазный кулак), лоханьцюань (кулак архата), тунбицюань (пронзающий кулак), мэйхуацюань (кулак сливы мэйхуа), стили зверей (хуцюань - кулак тигра, танланцюань – богомол, хоуцюань – обезьяна, змея, журавль и многие другие стили.

Каждый стиль был по-своему хорош, эффективен, имел характерные для него удары, динамику. Другими словами, в Шаолиньском монастыре практиковалось множество стилей заключенных в одно общее название Шаолиньфа (шаолиньское искусство) или Шаолинь цюань фа (шаолиньское кулачное искусство). Сам термин УШУ  - дословно "Боевое искусство", стал применяться намного позже возникновения самого боевого шаолиньского направления. Но Ушу это более широкое понятие. Во-первых, это то, что следует из самого термина - Боевое искусство. Методы кулачного боя, укрепление тела, психофизическая тренировка, использование обширного арсенала шаолиньского оружия. Вся более сложная система подготовки была разделена на 72 Шаолиньских искусства или метода, каждое из которых развивало то или иное умение, например, наносить мощные, сметающие удары ногами, стоять на 1-м пальце, техники укоренения (100 бойцов не могли сдвинуть монаха овладевшего этой методикой) и многие другие. Во-вторых, в это понятие входили традиционная китайская медицина, внутреннее искусство нейгун, медитация, изучение трактатов, буддийских сутр, каллиграфия и другие. Отсюда становится понятным, что ушу это не просто кулачное искусство, а система воспитания целостной личности бойца с крепкими морально-этическими принципами, правилами, здоровой психикой и чистым духом.

Спустя столетия слух о шаолиньском духе распространился по всей поднебесной. Монахи-бойцы участвовали в сражениях в рядах армии защищая близлежащие земли от нападений разбойных отрядов. Некоторых монастырь посылал для защиты страны в помощь генералам воюющих с  пиратами и т.д.  

Расположенный в горах СунШань, Шаолиньсы с древности был прибежищем отшельников, магов и мистиков селившихся в этих местах. В то время не было централизованных дорог соединяющие г. Лоян с г. Дэнфен разделявших горные хребты. Туристы не ходили толпами, а по дорожке к монастырю не ездили маленькие обзорные автобусы с экскурсоводами. Тишина, покой, журчание ручьев и шум водопадов особенным образом благоприятствовали духовным изысканиям собственной души. Именно здесь первопатриарх буддизма Дамо остановился для передачи буддизма монахам Шаолиньского монастыря, даосские алхимики варили пилюлю бессмертия, а каллиграфы предаваясь медитации достигали кристально чистого сознания и выплескивали на холст свою душу. Монастырь не мог отказать в ночлеге или стакане воды странствующему монаху-отшельнику или магу. Некоторые останавливались на несколько дней или недель, а порой и месяцев рассказывая послушникам о полученных откровениях и озарениях. Кто-то из послушников монастыря становился их учениками, некоторые оставались жить там же, некоторые удалялись вместе с учителем в горы. Каллиграфы учили держать кисть и писать свое сознание, другие как приготовить отвар из трав и что еще более сложно их добыть. Дух единения и братства присутствовали в монастыре повсеместно, не зря 3 и 4-я  заповеди Шаолиньской морали гласят:

  • Ежедневно общаясь с наставником, необходимо быть предельно уважительным к нему. Нельзя совершать поступки, в которых сквозит заносчивость или пренебрежение;
  • В отношении собратьев следует вести себя мягко и обходительно, быть искренним и не допускать обмана. Нельзя, бравируя силой, обижать слабого.

Таким образом с раннего возраста, как послушник попадал в стены шаолиньской обители, его воспитывали и обучали в связи со сложившимися традициями, правилами, говорящими в первую очередь о доброте, уважении, почитании учителя и старших, смиренности, силе духа, его закалке, и очищении сознания через практики Буддизма.

Регулярно совершались ритуалы в храмах монастыря проводимые уважаемыми учителями, а по праздникам и самим настоятелем Шаолиньсы. Было слышно пение мантр, к учителям приходили ученики, садились вокруг учителя и кто-то из них читал сутру, а учитель ее комментировал. Он пояснял порой странным образом - рассказами о существующих или мифических событиях и ситуациях, иногда использовал методы так называемого "спонтанного просветления" - совершая постукивания посохом по полу,  по ученику, неожиданные выкрики, действия. Такие неожиданные вещи приводили учеников в шок, отвлекали их внимание, расслабляли и раскрывали их зажатое сознание давая тем самым дорогу лучику истины происходящему от мастера.

Есть даже одна притча на эту тему:

В одном монастыре жил мастер который любил использовать методы вводящие ученика в шоковое состояние, в котором ученик получал озарения, просветления. Он внезапно выскакивал из-за угла на ученика с криком, неожиданно толкал и т.п. Но самым любимым методом служил  его деревянный посох. Посоха ученики очень боялись, т.к. удары учителя  хоть и помогали некоторым познать тонкости Чань, но все же были болезненны. И однажды убираясь в келье учителя они обнаружили стоявший в углу за дверью металлический лом. Позвав учителя, ученики с недоумением спросили:" Учитель, для чего Вам нужен этот металлический лом?"
Учитель посмотрел на них своим мудрым взглядом и ухмылкой и спросил: "Кто хочет просветления экстерном?"

В чем отличие стиля от школы.

Стиль (цюань) — обладает характерным набором приемов, отличающих его от других стилей. Он также имеет свою реальную и мифологическую историю, рассказывающую об основателе и носителях. Стиль может иметь несколько центров, не связанных друг с другом или связанных мифологически (например, южный и северный шаолиньский стиль), а также включать десятки школ. Иногда стиль объединяет под единым названием абсолютно несвязанные между собой школы. Например «стиль когтей тигра» (хучжаоцюань) на юге Китая включает несколько школ «однофамильцев», которые технически и исторически не связаны между собой, но используют лишь общее название животного-символа. Существует также «стиль шаолиньцюань», включающий сотни школ и подстилей, причем многие из них никак не связан с самим Шаолиньсы, но лишь «шаолиньским» названием подчеркивают свое принадлежность к традиции.

Школа (мэнь, гуань) — объединяется вокруг единого мастера, а не технического арсенала. Например, «школа шаолиньцюань наставника Дэцяня». Школа имеет свою реальную историю, записанную в генеалогических книгах-цзяпу (у стиля чаще всего история наполовину мифологична). В начале школы стоит личность конкретного наставника. Школа всегда обладает тремя базовыми признаками: во-первых, единым техническим арсеналом (хотя он может в определенной степени трансформироваться); во-вторых, единой духовной и воспитательной традицией; осознанием единства школы.
Направление кулачного искусства (цюаньфа, дословно «методы кулака»): могут объединяться внутри одной школы, т.е. разные методы тренировки, атаки, техники построения боя. Т.е. сяохунцюань и дахунцюань по своему техническому арсеналу не разные стили, а разные направления (естественно, и разные таолу). Из них действительно могут вырасти разные стили, если за основу стиля берется арсенал лишь, например, хунцюань. дэнфэнская школа шаолиньцюань.




Шаолиньцюань
Мастера шаолиня
Шаолинь сегодня
Шаолиньский цигун