8 (4872)38-59-54, 8-903-840-59-54
Тульская региональная федерация
шаолиньского УШУ
О федерации Пресса Занятия Методические материалы Шаолиньская школа Для чтения Задать вопрос Контакты
Главная   »   Для чтения   »   Интервью и публикации   »   Журнал «СМЕНА» - Монах Шаолиня
О федерации
Принципы Федерации
Устав, цели и задачи ТРФШУ
Структура и руководство
Сотрудничество
Фотогалерея
Видеогалерея
Пресса
Новости федерации
Шаолиньское УШУ в Мире
Публикации в СМИ
Занятия
Детское подразделение ТРФШУ
Отзывы
Ушу для начинающих
Мероприятия
Методические материалы
Бусин: стойки ушу
Термины и обозначения
Правила поведения
Шаолиньские заповеди
Учебная программа
Шаолиньская школа
Шаолиньцюань
Мастера шаолиня
Шаолинь сегодня
Шаолиньский цигун
Для чтения
Библиотека
Буддизм
Даосизм
Интервью и публикации
"Ушу: мягкое искусство побеждать" - Интервью с Девяткиным М.А.
Беседа с А. Масловым о восточных единоборствах на «Радио России»
Бытовые чудеса Шаолиня
Встреча с даосской мудростью. Разговоры с даосским монахом Инь Чжуншанем
Джет Ли рассказывает о своём тренере
Журнал «СМЕНА» - Монах Шаолиня
Интервью с А.А. Масловым - "Жизнь и обучение в Шаолине"
Интервью Ши Дэяна на «Радио России»
Китайский Мастер Йодо
Конфуцианство
Статьи
Запись на тренировку
Задать вопрос
Контакты

Журнал «СМЕНА» - Монах Шаолиня

Журнал «СМЕНА» - Монах Шаолиня

 

№ 3, 2000 год       Беседу с А.Масловым вели В. и В. Свальновы

 

Алексей Маслов - выпускник Института стран Азии и Африки, в свои 34 года уже доктор исторических наук, заведует кафедрой всеобщей истории Российского университета Дружбы Народов, владеет шестью языками, в том числе китайским, японским. Он первым из России стал послушником знаменитого Шаолиньского монастыря на Тибете, генеральный секретарь Международной федерации шаолиньского ушу...
 
 
Алексей, вы выросли в семье врачей. Почему не пошли по их стопам?


А. М. Действительно, мое детство проходило среди «людей в белых халатах», сохранивших культуру еще врачей-интеллигентов типа Чехова, Вересаева - их фамилии часто звучали в нашем доме. Дед, член-корреспондент АМН СССР, профессор А.Гукасян, был крупным терапевтом, по его учебникам занималось не одно поколение студентов-медиков. Отец и мать тоже небезызвестные врачи, именно они повлияли на выбор моей специальности. Когда в 1978-м их направили в командировку в Монголию, я впервые столкнулся с китайской культурой. Тогда там было много китайцев: они жили кланами, обучали желающих ушу, вели философские беседы. И хотя в школе, где я учился и даже возглавлял комитет комсомола, с нами проводили серьезную идеологическую работу, я потихоньку стал заниматься с китайцем боевыми искусствами. Он помог мне разобраться, чем каратэ отличается от ушу или кунфу. В итоге мальчишеский азарт победить-подраться перерос в интерес к культуре Поднебесной. Вернувшись в 1981 году в Москву, я поступил в Институт стран Азии и Африки при МГУ.
 

Что вас привело в Шаолиньский монастырь: история,  религия, медицина, желание овладеть ушу или... любопытство?
 

А. М. Меня в Шаолинь привел больше научный интерес. До сих пор мы практически ничего не знаем о жизни китайской буддистской среды. Буддизм очень ортодоксален, существуют некие универсальные ценности, обучение которым во многом хорошо построено - это и тренировка тела, и очищение духа, и жесткие моральные императивы.
Но в то же время каждый монах имеет свою секту и проповедует не буддизм, изложенный в сутрах, а собственные размышления по этому поводу, что с православной точки зрения невозможно. Интересно, что подобная «либеральность» оставляет человека без всяких внешних символов, один на один со своей верой. И никаких игр в желтые одежды и лысые головы уже быть не должно. В этом плане буддизм - самая неагрессивная среда: поскольку каждый учитель -истинный, воевать друг с другом невозможно.
 

Много ли иностранцев становилось монахами Шаолиня? Как построено обучение в монастыре?
 

А. М. Иностранцев, ставших монахами, единицы, поскольку для поступления, во-первых, надо хорошо знать китайский язык. Во-вторых, там никогда не занимались исключительно ушу, как следует из гонконговских боевиков, -это прежде всего буддийский монастырь. В-третьих, китайская среда очень плотная, проникнуть в нее весьма сложно. И наконец, европейцев часто обескураживает подход к обучению, принятый на Востоке. Действительно: ты ходишь буквально хвостиком за своим учителем, иногда годами, и он может ничего не рассказывать, но ты будешь обучаться, наблюдая, как он тренируется, ведет себя в разных ситуациях, что думает. Перенимая образ учителя, полностью ему подчиняясь и кладя себя на алтарь его мыслей, ты впитываешь дух традиции. Малейшее недоверие к учителю делает процесс обучения невозможным. Европейцам, с их сильно развитым эгоцентризмом, подобное сложно принять. В Китае же важно имя учителя ,а не принадлежность к школе. И некорректно говорить: «Я учился китайской медицине». Точнее будет сказать: «Я обучался у учителя Вана методам лечения».
Но именно «обожествление» учителя позволяет монастырю по сей день сохранять многовековые традиции. Он основан в V веке, его хроника ведется с XII столетия, причем устав ни разу не менялся. Это не только проповеднический, но и лечебный центр, и потому в Шаолине обучают и медицине.
 

О китайской медицине ходят легенды. Сегодня не проблема купить книгу о тибетском массаже, атласы по иглоукалыванию, китайские лекарственные препараты. Имеет ли это отношение к истинному целительству? Как обучают медицине в монастырях?

А. М. Мне известно немало людей, приезжавших в Китай изучать медицину, но они обычно допускают две ошибки. Одни, имея слишком высокое мнение о западном врачевании, сразу ставят преграду между собой и восточной медициной. Другие же, наоборот, с головой бросаются в эту пучину и стараются не столько изучить, сколько уверовать в целительные силы и средства, что также неправильно, поскольку китайская медицина резко отлична от европейской. Передача опыта из рук в руки - основа обучения в китайской медицине. Кстати, вопреки расхожему мнению, большинство китайских врачей редко использует иглорефлексотерапию, считая ее крайним методом. Лучше воздействовать бесконтактным массажем или беседой, как делали старые русские медики. Замечу, что многие китайские лекари не знают всех названий точек, так подробно описанных в доступной ныне литературе. Однако они лечат, не зная теории, а у наших это часто почему-то не получается.
Вся китайская медицина запрещает вторжение и изменение целостности тела, считая это нарушением гармонии человеческого существа. Так что в Китае можно умереть от аппендицита. Врачи сами говорят, что никто не делает хирургические операции лучше европейцев. Мой учитель очень точно заметил: «Китайцы лечат не болезнь, а только ее преддверие». У них нет диагностики болезни, вместо этого пишут - «нарушение энергетического баланса».
Мало кто знает, что сотни издаваемых книг с рассказами о китайской медицине, боевых искусствах, а также появившиеся «тибетские» магазинчики, даже «храмы» с продаваемыми там целебными снадобьями, благовониями к Китаю и Тибету не имеют никакого отношения. Все это изобретено в Великобритании, Швейцарии, США. Недавно, будучи с одним шаолиньским монахом в С.-Петербурге, мы зашли в подобный «храм». Мой друг был поражен: такого «буддизма» он никогда еще не видел!
Сейчас в Москву приезжает много китайцев, выдающих себя за медиков, но я никогда бы не пошел к ним лечиться и обучаться. Конфуций говорил: «Я буду обучать любого человека даже за связку сухого мяса». Дело в том, что у китайских целителей не принято брать деньги за лечение, лишь подарки в виде продуктов или услуг.


Используете ли вы медицинские знания, полученные в Шаолине, во время тренировок, при получении травм?
 

А. М. В отличие от многих секций мы не занимаемся спортом, хотя и спортивный, и физкультурный компоненты, безусловно, есть. Больше времени уделяем медицинским и духовным аспектам, в меньшей степени буддизму - для России он не очень актуален. Но применять часто медицинские знания нет необходимости, поскольку тренировки построены грамотно и случаев травматизма почти не бывает. Вопрос в другом: к нам приходит много потенциально больных людей, особенно детей. За 10 лет, что я преподаю ушу и наблюдаю за детьми, здоровье ребят резко упало на моих глазах. Поэтому много времени уходит на чисто психологическую перестройку детей, при необходимости широко используем медицинские знания.
Некоторые проблемы часто возникают у женщин старше 35, имеющих целый ряд болезней. И первый год тратится не на обучение ушу, а на коррекцию. Ушу по-настоящему - это работа не кулаками, а сознанием. Наша задача -сначала очистить сознание, успокоить человека, показать, что «это» существует, но намного актуальнее увидеть, каков ты сам по себе и что неправильно именно в тебе, а не в других.
 

С чего на ваш взгляд, начинается здоровье?
 

А. М. Здоровье начинается даже не со здорового духа, а со здорового отношения к жизни. Существует как гигиена физической жизни, так и гигиена духовных контактов. Если есть возможность избегать негативного общения, необходимо это делать.
 

В наше тяжелое «время перемен» многие испытывают стрессы. Как можно помочь людям?
 

А. М. Помочь в стрессовой ситуации сложно, проще начать к ней готовиться. Стресс возникает тогда, когда у человека отнимают то, чем он обладал, - дом, покой, работу. В буддизме есть метод тренировки: человека заставляют представить, что однажды он может лишиться всего, даже уважения - все будут считать его подлецом и предателем: у него нет никакой надежды на завтрашний день, он умирает от голода. Но надо подумать, а что все-таки остается, чего никогда нельзя отобрать? Остается некий стержень, то, что мы называем личностью, и она не должна зависеть от обрушивающихся невзгод.
 

Можно ли силой духа победить недуг, болезнь?
 

А. М. Можно. Однажды молодые монахи тренировались поздно вечером и в темноте одному случайно рассекли мечом руку - масса крови, обнажилась кость. Я был свидетелем, как потерпевшему в ближайшем трактире обмотали руку первой попавшейся тряпкой без всякой дезинфекции. Затем он сел в углу и, несмотря на шум, начал медитировать. На следующий день на месте раны остался красноватый шрам без струпьев, как будто прошло не менее недели. Поразительно, но пострадавший относился ко всему очень спокойно и был готов самостоятельно как бы зашить себя, словно у него порвалась лишь рубашка. Надо учесть, что это люди тренированные, которые относятся к своему телу не то чтобы наплевательски, но без всякого обожания и трепета. Тело - некий инструмент, и раз там поселилась душа, его надо беречь,


Правда ли, что вы тратите на сон лишь 4 часа? Для организма это норма или тренировка, чреватая срывом? Есть ли вообще предел человеческим возможностям?
 

А. М. Я действительно сплю 4 часа в сутки, и для меня это норма. Увы, мало кто понимает, что достичь подобного очень просто. Что касается тренировки, ни одно упражнение из комплекса Шаолиня само по себе ценности не представляет - важен именно 20-минутный комплекс, правильно выстроенный в день, месяц, год. Безусловно, там есть и активизирующие упражнения, помогающие быстро восстанавливаться, но если заниматься только ими, можно прийти к истощению организма - без упражнений на релаксацию не обойтись. Вне духовного учения бессмысленна также и медитация - она превращается в простое сидение на стуле или полу. Конечно, возможности нашего организма ограничены, но они настолько велики, что в реальности не используются даже на тысячную долю. Речь идет о реализации скрытых свойств организма за счет духовной практики, и к шаолиньским упражнениям надо относиться именно так. Однако такой эффектный трюк, как разбивание кирпича об голову, практической ценности не имеет. Настоящие достижения - повышение работоспособности за счет сокращения сна, парадоксальное мышление. Но поскольку это трудно проверить, людям проще бить головой кирпичи.
 

В чем, на ваш взгляд, состоит призвание врача?
 

А. М. Для меня врачи - абсолютные подвижники, медицина всегда была и будет подвижничеством. Недавно на китайском Тибете, где люди живут в страшной нищете, меня потрясла одна вещь: в ветхой хижине, именуемой местной поликлиникой, в разных позах стояли, лежали и сидели больные - кто с переломом, кто с головной болью, женщина рожала. Врач ставил иглы, обслуживал десятки пациентов подряд, в своем грязном халате похожий скорее на ветеринара. Поразительно: на фоне такого бескультурья человек совершает подвиг, хотя денег за это не платят, лишь пациенты дарят немного продуктов в знак благодарности. Можно сказать, что и в России, и в Китае в плане бескорыстия подвиг медиков одинаков.


В свои 34 года вы многого достигли. А что дальше?
 

А. М. Я так не считаю. Докторская диссертация - это как раз не достижение, а занятие любимым делом. Изучение иностранных языков также не представляет сложности, если не ставить психологических барьеров, научиться мыслить на чужом языке и уважать иную культуру. Гораздо важнее достижение внутреннего свойства: нахождение созвучия с окружающим миром.
 


Источник: Центр Шаолинь.ру
Беседу с А. Масловым вели В. и В. Свальновы
Фото из личного архива А.А. Маслова




"Ушу: мягкое искусство побеждать" - Интервью с Девяткиным М.А.
Беседа с А. Масловым о восточных единоборствах на «Радио России»
Бытовые чудеса Шаолиня
Встреча с даосской мудростью. Разговоры с даосским монахом Инь Чжуншанем
Джет Ли рассказывает о своём тренере
Интервью с А.А. Масловым - "Жизнь и обучение в Шаолине"
Интервью Ши Дэяна на «Радио России»
Китайский Мастер Йодо