8 (4872)38-59-54, 8-903-840-59-54
Тульская региональная федерация
шаолиньского УШУ
О федерации Пресса Занятия Методические материалы Шаолиньская школа Для чтения Задать вопрос Контакты
Главная   »   Для чтения   »   Конфуцианство   »   "Беседы и суждения" - Лунь юй   »   Лунь юй - "Беседы и суждения" Часть 7
О федерации
Принципы Федерации
Устав, цели и задачи ТРФШУ
Структура и руководство
Сотрудничество
Фотогалерея
Видеогалерея
Пресса
Новости федерации
Шаолиньское УШУ в Мире
Публикации в СМИ
Занятия
Детское подразделение ТРФШУ
Отзывы
Ушу для начинающих
Мероприятия
Методические материалы
Бусин: стойки ушу
Термины и обозначения
Правила поведения
Шаолиньские заповеди
Учебная программа
Шаолиньская школа
Шаолиньцюань
Мастера шаолиня
Шаолинь сегодня
Шаолиньский цигун
Для чтения
Библиотека
Буддизм
Даосизм
Интервью и публикации
Конфуцианство
"Беседы и суждения" - Лунь юй
Мэн-цзы
Статьи
Запись на тренировку
Задать вопрос
Контакты

Лунь юй - "Беседы и суждения"

Лунь юй - "Беседы и суждения" Часть 7

«Лунь юй»: Искусство управления государством

I, 5
Учитель сказал:
— При управлении государством, что способно выставить тысячу боевых колес­ниц, сохраняй благоговейную сосредоточенность и добивайся доверия народа. Будь экономен в расходах и жалей людей. В соответствующее время используй народ.
 
I, 10
Цзы Цинь спросил Цзы Гуна:
— Когда Учитель приезжал в какое-нибудь государство, он непременно хотел узнать о методах управления. Он сам вопрошал или ему рассказывали?
Цзы Гун ответил:
— Учитель узнавал все это, ибо был приветлив, открыт, уважителен, скромен и уступчив. Да и стремления его были иные.
Цзы Цинь — возможно, один из учеников Конфуция. Цзы Гун — ученик Конфуция
 
II, 1
Учитель сказал:
— Осуществление правления, опираясь на добродетель, подобно Полярной звезде. Кажется, она замерла на своем месте, а все другие звезды движутся вокруг нее.
 
II, 3
Учитель сказал:
— Если наставлять народ путем правления, основанного на законе, и поддерживать порядок через наказания, то народ станет избегать наказаний и лишится чувства стыда. Если наставлять народ путем правления, основанного на добродетели, и поддерживать порядок путем ис­пользования Ритуалов, то у народа появится чувство стыда и он исправится.
 
VI, 2
Чжун Гун спросил о Цзысан Боцзы. Учитель ответил:
— Годится — он нетребователен.
Чжун Гун сказал:
— Разве можно управлять народом, будучи нетребовательным и к себе и к поступкам других? Разве сочетание нетребовательности к себе и к поступкам других не являют собой слишком уж большую нетребовательность?
Учитель ответил:
— Да, ты абсолютно прав.
Цзысан Боцзы — его личность не идентифицирована. Возможно, это пер­сонаж легендарного памятника древности «Чжуан-цзы» Цзысан Ху. По другой версии, суждении речь может идти о Цзысане, видном чиновнике при дворе циньского правителя Му-гуна
 
 
II, 19
Ай-гун спросил:
— Как заставить народ повиноваться?
Конфуций ответил:
— Если возвышать честных над бесчестными, народ будет повиноваться. А если возвышать бесчестных над честными, то народ слушаться не станет.
Ай-гун — правитель царства Лу в 494—466 гг. до н.э.
 
VI, 8
Цзи Канцзы спросил Конфуция:
— Можно ли Чжун Ю допустить к управлению?
Учитель ответил:
— Ю — человек решительный. Какие могут быть сомнения в допуске его к управлению? Цзи Канцзы вновь спросил:
— Ну, а Цы можно ли привлечь к управлению?
Учитель ответил:
— Цы — человек разумный. Какие могут быть сомнения в допуске его к управлению?
Цзи Канцзы спросил:
— А вот Цю можно ли привлечь к управлению?
Учитель ответил:
— Цю — человек талантливый. Какие могут быть сомнения допускать его до управления или нет?
 
 VIII, 9
Учитель сказал:
— Народ можно принудить [следовать указанному пути], но нельзя заставить его понять, ради чего это следует делать
 
XIII, 1
Цзы Лу спросил о сущности правления. Учитель ответил:
— Прежде всего побуждай народ своим личным примером, а затем дай ему возможность усердно трудиться.
Цзы Лу попросил пояснить, что это значит, и Учитель сказал:
— Никогда не ленись.
 
XIII, 2
Чжун Гун, став управляющим в семье Цзи, попросил разъяснить ему сущность управления. Учитель ответил:
— Будь примером для тех, кто служит рядом с тобой, мелкие ошибки прощай, талантливых — выдвигай.
Чжун Гун спросил:
— А как же узнавать талантливых и выдвигать их?
Учитель ответил:
— Выдвигай лишь тех, кого знаешь. А если среди тех, кого не знаешь, найдутся талантливые, то разве они останутся неизвестными для людей?
 
XIII, 6
Учитель сказал:
— Если сам правитель прям, то народ все исполняет и без приказов. Если же правитель не прям, то народ не будет повиноваться, сколько бы приказов ни издавалось.
 
XIII, 11
Учитель сказал:
— «Сто лет у власти в государстве добрые люди — и вот уже нет жестокостей и казней». Как верны эти слова!
 
XIII, 15
Дин-гун спросил:
— Можно ли за счет лишь одного слова достичь процветания страны?
Кун-цзы ответил:
— Одним словом такого не свершить. Впрочем, говорят: «Быть правителем очень трудно, да и сановником быть нелегко». Если правитель понимает сколь трудно его управление — разве это не близко к тому, когда одним словом можно достичь процветания страны?
Тогда Дин-гун вновь спросил:
— А можно ли одним словом погубить государство?
Кун-цзы ответил:
— Одним словом такого не свершить. Впрочем, говорят: «При управлении государст­вом нет у меня иной радости кроме той, когда никто не перечит ни единому моему слову». Если никто не перечит праведным словам, разве это плохо? Но если никто не перечит неправедным словам, не близко ли это к тому, когда одним словом можно погубить государство?
 
XIII, 16
Шэ-гун спросил, в чем сущность истинного правления. Учитель ответил:
— Надо добиться такого положения, когда те кто вблизи - радуются, а те кто вдалеке - стремятся прийти к тебе.
 
XIII, 17
Цзы Ся стал главой уезда Цюйфу. Он спросил Учителя о сущности правления. Учитель ответил:
— Не торопись и не гонись за мелочами. Будешь торопиться — не дос­тигнешь цели. Погонишься за мелочами — упустишь большое дело.
 
XIV, 17
Цзы Гун сказал:
— Разве Гуань Чжун был человеколюбивым? Когда Хуань-гун убил Гунцзы Цзю, то он не только не покончил с собою, но и стал первым советником Хуань-гуна.
Учитель ответил:
— Гуань Чжун, став первым советником Хуань-гуна, помог ему стать гегемоном среди всех остальных царств, объединил и выправил Поднебесную. Народ до сих пор пользуется его благодеяниями. Если бы не Гуань Чжун, мы ходили бы с распущенными по спине волосами и запахивали одежду на левую сторону, как варвары. Разве мог он умереть, закончить свои дни как безвестный просто­людин, — в придорожной канаве?
Речь идет об истории, когда Хуань-гун убил своего брата Гунцзы Цзю. Первый наставник и советник Гунцзы Цзо покончил собой, отказавшись служить новому господину. Другой же наставник, Гуань Чжун, остался жив и даже не покинул службы, как того предписывали традиции. Конфуций видит заслугу Гуань Чжуна в том, что он помог Гуань Чжун восстановить процветание в царстве. Гуань Чжун был одним из основателей школы легистов.
 
XIV, 19
Учитель, рассуждая о правителе царства Вэй Лин-гуне, сказал, что он сошел с Дао. Канцзы спросил:
— Если так, то почему же он не потерял царство?
Учитель ответил:
— У него Чжуншу Ю ведает приемом гостей из других царств, Чжу То — жертвоприношениями, Вансунь Цзя — военными делами. При таких советниках как он может потерять царство?
Правитель царства Вэй Лин-гун, процарствовал 42 года (534—493 гг. до н.э.) и отличался беспутством и неправедным поведением. Но его достойные чиновники сумели сохранить его правление — здесь Конфуций выделяет роль добродетельных служивых межей, который даже при недобром правителе могут исправить положение.
 
XIX, 10
Цзы Ся сказал:
— Благородный муж прежде всего должен добиться доверия народа и только после этого может понуждать его трудиться. Не добившись доверия, он обрекает себя на роль насильника. Сначала он добивается доверия и правителя и только после этого может его увещевать. Если не добьется доверия, его увешивания посчитают за злословие.
 
 
XX, 2
Цзы Чжан обратился с вопросом к Конфуцию:
— Что требуется для успешного управления государством?
Учитель ответил:
— Надо почитать пять хороших качеств и избавляться от четырех скверных качеств, — вот тогда можно успешно управлять государством.
Цзы Чжан спросил:
— Что такое «пять хороших качеств»?
Учитель ответил:
— Это когда благородный муж добр, но не расточителен. Когда он понужда­ет народ к труду, но не вызывает его гнева на вышестоящих. Когда он желает обрести что-то, не испытывает алчности. Когда он величав, но не высокомерен и, наконец, когда грозен, но не свиреп.
Цзы Чжан спросил:
— Как понимать выражение «добр, но не расточителен» и другие слова, что сказаны только что?
Учитель ответил:
— Приносить народу пользу, исходя из того, что выгодно народу, — это доброта, но не расточительность, не так ли? Если народ понуждать к посильному труду, разве будет он гневаться? Если желать человеколюбия, можно ли гово­рить об алчности? Благородный муж не выказывает пренебрежения к людям, будь они их много или немного, и к делам, будь они великие или малые, — разве это не величие без высокомерия? Благородный муж сообразно Правилам носит одежду и шапку, взгляд его полон достоинства, поэтому люди взирают на него с уважением, — это и значит быть грозным, но не свирепым, не так ли?
Цзы Чжан спросил:
— А что же такое «четыре скверных качества»?
Учитель ответил:

— Когда вместо того, чтобы воспитывать людей, их казнят, — это называется жестокостью. Когда, не предупредив заранее, требуют немедленного исполнения — это называется насилием. Когда медлят с распоряжениями, но на­стаивают на их скором выполнении, — это называется пагубным для дела. Когда обещают награду, но проявляют скаредность при выдаче ее — это чиновничья мелочность.

«Лунь юй»: ученики и школа
XI, 9
Учитель сказал:
— Я проговорил с Хуэем целый день, а он, подобно глупцу, ни разу не возразил мне. Но когда он ушел, я, озирая его жизненный путь, убедился, что Хуэй отнюдь не глуп.
Хуэй — Янь Хуэй, один из самых способных учеников.
 
V,9
Учитель спросил Цзы Гуна:
— Кто из вас способнее — ты или Хуэй?
Цзы Гун ответил:
— Как смею я сравниться с Хуэем? Хуэй, услышав об одном, знает уже все десять. А я, услышав об одном, знаю лишь о втором.
Учитель сказал:
— Да уж, ты – не ровня. Я согласен, ты ему не ровня.
 
VI. 7.
Учитель сказал:
— Сердце Хуэя могло по три месяца оставаться человеколюбивым, тогда как других хватает лишь на день или месяц.
 
 VI. 11.
Учитель сказал:
— О, какой достойный человек Хуэй! Он довольствуется одной чашкой риса и утоляет жажду из тыквенной фляги, ютится в нищем закоулке. Другие не вынесли бы таких лишений, а он всегда весел. О, сколь достоин Хуэй!
 
 VIII.5.
Цзэн-цзы сказал:
— Будучи способным, он мог учиться у неспособного. Обладая большими знаниями, он мог спрашивать даже у незнающего. Будучи ученым, не боялся выглядеть как неуч. Обладая Знанием, он мог выглядеть как не обладающий им; наполненный, для других казаться пустым; и если ему кто-то наносил обиду, он никогда не старался ответить. Именно так вел себя один мой старый друг.
Скорее всего, речь идет об ученике Конфуция — Янь Хуэе.
 
XI, 4
Учитель сказал:
— Хуэй мне не помощник, он доволен всеми моими суждениями.
 
IX, 20
Учитель сказал:
— Всегда внимательным к моим словам был, пожалуй, один Янь Хуэй.
 
IX,21
 Конфуций сказал о Янь Юане:
— Как жаль мне его! Я всегда видел его двигающимся вперед и никогда не видел, чтобы он останавливался.
Конфуций произнес эти слова на могиле Янь Юаня (Янь Хуэя) — своего любимого ученика
 
XI, 23
Когда над Учителем нависла угроза в местности Куан, Янь Юань отстал от него. Учитель сказал ему впоследствии:
— Я-то уж  считал тебя умершим.
А тот ответил:
— Пока Учитель жив, как Хуэй может умереть?
 
XI, 9
Когда Янь Юань умер. Учитель запричитал:
— О! Небо хочет моей погибели! Небо хочет моей погибели!
 
XI, 10
Когда Янь Юань умер, Учитель, оплакивая его, тяжко убивался. Кто-то из сопровождающих сказал ему:
— Не слишком ли безутешно горюет Учитель!
Он сказал:
— Безутешно? Если не горевать по таким, как он, то по кому же горевать?
 
XI, 11
Когда Янь Юань умер, ученики хотели устроить пышные похороны. Учитель сказал:
— Нельзя этого делать.
Но ученики все же пышно похоронили его. Учитель сказал:
— Хуэй относился ко мне как к отцу, а я не смог отнестись к нему как к сыну. Это не я, а вы, ученики мои, так поступили!
 
XI, 7
Цзи Канцзы спросил:
— Кто из ваших учеников больше всех любил учиться?
Учитель ответил:
— Янь Хуэй больше всех любил учиться. К несчастью, жизнь его была коротка, он скончался. Ныне таких уж нет.
 
XI, 8
Когда Янь Юань умер, отец его Янь Лу просил у Учителя повозку, чтобы, продав ее, приобрести внешний саркофаг для гроба. Учитель сказал:
— Каждый должен почитать своего сына, вне зависимости от того талантлив он или нет. Но вот когда Ли — мой сын умер, у него был обычный гроб без саркофага. Я же не могу пойти на то, чтобы ради покупки саркофага ходить пешком, ведь я же — сановник и мне не подобает ходить пешком.
Это история относится к тому периоду, когда Конфуций был сановником (дафу) и возглавлял судебное ведомство в своем родном царстве.
 
 
 V, 4
Цзы Гун спросил:
— Как вы оценивать меня?
Учитель ответил:
— Ты — сосуд.
— Что за сосуд? — спросил Цзы Гун.
— Жертвенный сосуд в храме предков.
 
V, 5
Кто-то сказал:
— Юн обладает человеколюбием, но он не красноречив.
— А на что ему красноречие? — возразил Учитель.— Подавлять людей многословием, вызывая в них раздражение... Не знаю, насколько он человеколюбив. Но на что ему красноречие?
Юн — Жан Юн, ученик Конфуция из царства Лу, происходил из бедной семьи
 
 V, 10
 Цзай Юй заснул днем. Учитель сказал
— Трухлявое дерево не годится для поделок. Стена из навоза не годится для побелки. Так стоит ли упрекать Юя?
И добавил:
— Прежде я верил людям на слово: если сказали — значит, так и сделали. Теперь же я слушаю, что они скажут, и смотрю, что станут делать. Я изменил к ним свое отношение из-за Юя.
 
 
 V, 12
Цзы-гун сказал:
— Не хочу, чтоб меня обманывали. Равно как и сам никого не хочу обманывать.
На это учитель сказал:
—Цы! Этого тебе не добиться.
 
 V, 14
Когда Цзы Лу, услышав что-либо, не мог это исполнить, он боялся опять услышать что-либо похожее.
 
 V, 15
Цзы-гун спросил:
— Отчего Кун Вэнь-цзы — «Просвещенный», получил такое посмертное имя?
— Он был умен и любознателен,— ответил Учитель,— и не стыдился испрашивать советов у нижестоящих. Оттого и дали ему посмертное имя Вэнь-цзы — «Просвещенный».
Кун Вэнь-цзы — сановник из царства Вэй по имени Юй. «Вэнь-цзы» («Просвещенный муж» или «Муж культуры») — является его посмертным именем.
 
 VIII, 4
Когда Цзэн-цзы заболел, его навестил Мэн Цзинцзы. Цзэн-цзы сказал:
— Птица перед смертью кричит жалобно, человек же перед смертью говорит о добре. Благородный муж ценит в Дао три вещи. Он требователен к своему поведению, которое должно быть свободно от грубости и надменно­сти. Он сохраняет спокойный вид, и тогда люди проникнутся к нему доверием. В словах и тоне речей он свободен от вульгарностей и ошибок. Что касается такой мелочи, как расстановка жертвенных сосудов, то за это отвечают соответ­ствующие служители.
Мэн Цзинцзы — аристократ из царства Лу.
 
IX, 27
Учитель сказал:
— Только Чжун Ю не стыдился, будучи одетым лишь в рваный халате на старой вате, стоять рядом с одетым в лисью или енотовую шубу! В «Каноне песнопений» говорится: «Не завидует, не заискивает, разве такой человек не может быть добрым?»
Цзы Лу потом постоянно повторял этот стих, и Учитель сказал:
— Этого все же недостаточно для достижения добродетелей , Так стоит ли за это хвалить?
Чжун Ю — другое имя Цзы Лу
 
XI, 2
Учитель сказал:
— Из сопровождавших меня в царство Чэнь и Цай никто уже не входит в мои ворота.
В царствах Чэнь и Цай многие ученики покинули Конфуция
 
XI, 3
Среди учеников самыми способными в осуществлении добродетели были Янь Юань, Минь Цзыцянь, Жань Боню, Чжун Гун; в умении вести диалог — Цзай Во, Цзы Гун; в государственных делах — Жань Ю, Цзи Лу; в вопросах культуры — Цзы Ю и Цзы Ся.
Конфуций перечислят учеников, которые его сопровождали в странствиях в царство Чу.
 
 
XI, 16
Цзы Гун спросил:
— Кто лучше — Ши или Шан?
Учитель ответил:
— Ши переходит за середину, а Шан не доходит до нее.
Цзы Гун спросил:
— Значит, Ши лучше?
Учитель ответил:
— Переходить так же плохо, как и не доходить.
Чжуаньсунь Ши (Цзы Чжан) и Бу Шан (Цзы Ся) — ученики Конфуция. Считается, что Цзы-ся очень тщательно следовал наставлениям Учителя, но был человек догматических взглядов и потому не «доходил до средины».
 
 
XI, 13
Минь Цзыцянь, когда стоял подле Учителя, имел вид приветливый и стро­гий, Цзы Лу — стойким и воинственным, Жань Ю и Цзы Гун — любезным и довольным. Учитель был доволен этим, но все же заметил:
— Что касается Цзы Лу, он не умрет своей смертью.
Цзы Лу действительно был убит во время меж­доусобицы в царстве Вэй.
 
 
XI. 14.
Как-то жители царства Лу решили перестроить ритуальный зал Чанфу. Минь Цзыцянь спросил:
— Не оставить ли все по-старому? Стоит ли перестраивать?
Учитель сказал:
— Этот человек хотя и не разговорчив, но если заговаривает, всегда попадает в самую точку.
 
XI, 19
Учитель сказал:
— Янь Хуэй всегда преуспевал в учебе, но часто страдает от нужды. Цы, отказав­шийся принять Небесное повеление, занялся торговлей, приумножает богатство, и его расчеты часто бывают верны.
 
XI, 22
Цзы Лу спросил:
— Когда услышу о деле, которое надо исполнить, следует ли мне немедлен­но его исполнять?
Учитель ответил:
— Как же можно это делать, если у тебя живы отец и старшие братья?
Жань Ю спросил:
— Ну а мне, стоит ли это делать?
Учитель ответил:
— А вот ты — как услышишь, тут же исполняй.
Тогда Гунси Хуа спросил:
— Когда Ю задал вопрос, Вы ему сказали, что еще живы отец и старшие братья. Когда же Цю (Жан Ю) задал тот же вопрос, ему Вы сказали, чтобы он исполнял дело, как только услышит о нем. Я - в недоумении и прошу, разъясните мне суть ваших слов.
Учитель ответил:
— Цю (Жан Ю) порою труслив, поэтому его следует подбодрить двигаться вперед, а вот Ю (Цзы Лу) излишне отчаян, и поэтому я его сдерживаю.
 
XIV, 31
Учитель сказал:

— Не предполагать обмана и не подозревать в бесчестии других, но немедля распо­знать все это, — разве не это мудрость?
«Лунь юй»: нерадивые последователи
V, 7
 Учитель сказал:
— Мое учение-Дао здесь не принимают. Сяду-ка я на плот и поплыву по реке к морю. Лишь один Ю, вероятно, отправиться со мной
 Цзы Лу, услышав эти слова, обра­довался. Тогда Учитель сказал:
— Ю! Храб­ростью ты превосходишь меня, но ты даже не знаешь, где взять бревна для плота!
Ю — Чжун Ю по прозвищу Цзы Лу, ученик Конфуция.
 
V, 11
Учитель сказал:
— Я еще не встречал человека твердого.
Некто спросил:
— А Шэнь Чэн? Учитель ответил:
— Чэн обуреваем страстями. Где уж тут быть твердости?
 Шэнь Чэн — ученик Конфуция, уроженец царства Лу.
 
VI, 3
Ай-гун спросил Конфуция:
- Кто из Ва­ших учеников любит учиться?
Конфуций ответил:
— Был Янь Хуэй, он больше всех любил учиться. Он не гневался, не повторял ошибок. К несчастью, жизнь его была коротка, он скончался. Ныне подобных ему уж нет.   сейчас я не слышал, чтобы кто-нибудь так любил учиться.
Янь Хуэй, один из лучших учеников Конфуция, единствен­ный из учеников, которого он признавал спо­собным распространить его Учение и  который скончался либо в  возрасте  31-го,  либо в 41-го года.
 
IX, 12
Как-то учитель тяжко занемог. Цзы Лу прислал к нему нескольких учеников, чтобы они ухаживали за ним, как за сановником. Спустя некоторое время Конфуцию стало лучше, и он сказал:
— Чжун Ю (т.е. Цзы Лу)! Ты поступил неискренне. Если бы я действительно захотел, чтобы за мною ухаживали как за сановником, смог ли бы я тем самым обмануть кого-то? О, Небо! И не лучше ли мне было умереть на руках у своих учеников, чем на руках у чиновников? И даже если я и не удостоился бы пышных похорон, разве вы бы меня бросили умирать на дороге!
Речь идет о том, что Цзы Лу нарушил важнейшую часть ритуальных правил — соответствие статуса и воздаваемых почестей. В тот момент Конфуций не находился на государственной службе, однако Цзы Лу повелел его обслуживать чиновника, занимающее высокий официальный пост. Для Конфуция это было равносильно лицемерию и неискренности.
 
VI, 27
Конфуций отправился на встречу с правительницей Наньцзы. Цзы Лу был недоволен этим. Тогда Учитель ска­зал:
— Пусть Небо отринет меня, если я сде­лал что-то не так! Путь Небо отринет меня!
 
XI. 15
Учитель сказал:
— Почему же Ю (т.е. Цзы Лу) исполняет мелодию на гуслях (сэ) прямо у моих дверей? Ученики после этих слов стали непочтительны к Цзы Лу.
Учитель сказал:
—Ю уже поднялся в зал для наставлений, но во внутренние покои еще не допущен.
Как предполагается, недовольство учителя было вызвано тем, что Цзы Лу исполнял мелодию жителей северных окраин, отличавшихся воинственным нравом и воевавших с китайскими царствами
 
XI. 17.
Цзиши хотел стать богаче самого Чжоу-гуна, и Жан Цю помог ему в приумножении богатства, собирая [неправедные] налоги. Учитель сказал:
— Жань Цю не мой ученик. Вы можете, развернув флаги, с барабанным боем напасть на него.
Речь идет о том, что местный аристократ Цзиши решил повысить поземельный налог в своих владениях, став богаче самого основателя династии. Реализовать это дело было поручено ученику Конфуция Жань Цю, который состоял на службе у Цзиши. Конфуций был против этого повышения, но Жань Цю все же стал помогать Цзиши. И тогда Конфуций не только публично отрекается от своего ученика, но даже призывает остальных выступить против него.
 
XI. 18.
Учитель сказал:
— Чай глуповат, Шэнь туповат, Ши лицемерен, а Ю неотесан.
Чай (Цзы-гао), вэйский уроженец; о нем рассказывают, что он не наступал на тень, не убивал оживших насекомых, не ломал распус­кавшихся растений; находясь в трауре по роди­телям, три года плакал горючими слезами, нико­гда не улыбался, не ходил по тропинкам и не пролезал чрез канавы. Шэнь был человек безы­скусственный, простой и чистосердечный, но тупоумный. Между учениками Конфуция не было недостатка в людях умных и красноречи­вых, но честь распространения его Учения при­надлежала не умницам, а таким бесхитростным и чистосердечным людям, как Цзэн-цзы. Такие люди, хотя и медленнее понимали, но зато ус­ваивали лучше и прочнее. Указывая на эти не­достатки своих учеников, Конфуций хотел, что­бы они сами сознали их и приняли меры к ис­правлению этих уклонений от неизменной средины (ком. П. Попова)
 
XIII, 14
Когда Жань Ю вернулся из дворца правителя, Учитель спросил его:
— Почему так поздно?
Тот ответил:
— Занимался государственными делами.
Учитель сказал:
— Ты занимался частными делами. Если бы дела были государственные, то, хотя я и сам не не на службе, все равно узнал бы о них.
 
IX. 22
Учитель сказал:
— Бывает, появляются всходы, но не цветут! Бывает, что они даже и цветут, но все же не плодоносят!
Речь идет об учениках Конфуция
 
XIV, 43
Юань Жан в ожидании Учителя сидел на корточках, как варвар. Учитель сказал:
— В детстве ты не почитал старших, повзрослев, не приобрел известность, а сегодня состарившись, все не унимаешься, и ведешь себя, как разбойник.
И ударил его палкой по ноге.
Юань Жан — старый приятель Конфуция. Предполагают (П. Попов), что у него умерла мать, и он пришел к Конфуцию за помощью; но его непочтитель­ная поза вызвала со стороны Конфуция упреки в варварстве. Также предполагают (Л. Переломов), что он отличался эксцентричностью. Так, например, он осмелился петь на гробе своей матери. На этот раз Конфуция возмутило то, что Юань Жан «сидел, как варвар», т.е. скрестив ноги, что не соответствовало ритуалу.


все статьи