8 (4872)38-59-54, 8-903-840-59-54
Тульская региональная федерация
шаолиньского УШУ
О федерации Пресса Занятия Методические материалы Шаолиньская школа Для чтения Задать вопрос Контакты
Главная   »   Для чтения   »   Конфуцианство   »   "Беседы и суждения" - Лунь юй   »   Лунь юй - "Беседы и суждения". Часть 2
О федерации
Принципы Федерации
Устав, цели и задачи ТРФШУ
Структура и руководство
Сотрудничество
Фотогалерея
Видеогалерея
Пресса
Новости федерации
Шаолиньское УШУ в Мире
Публикации в СМИ
Занятия
Детское подразделение ТРФШУ
Отзывы
Ушу для начинающих
Мероприятия
Методические материалы
Бусин: стойки ушу
Термины и обозначения
Правила поведения
Шаолиньские заповеди
Учебная программа
Шаолиньская школа
Шаолиньцюань
Мастера шаолиня
Шаолинь сегодня
Шаолиньский цигун
Для чтения
Библиотека
Буддизм
Даосизм
Интервью и публикации
Конфуцианство
"Беседы и суждения" - Лунь юй
Мэн-цзы
Статьи
Запись на тренировку
Задать вопрос
Контакты

Лунь юй - "Беседы и суждения"

Лунь юй - "Беседы и суждения". Часть 2

«Лунь юй»: тайна Учителя, Лунь юй служение людям

«Лунь юй»: тайна Учителя

 V, 13
Цзы Гун сказал:
Суждения Учителя о культуре (вэнь) еще можно услышать. Суждения же Учителя о природе человека и о Дао Неба невозможно услышать.

VII, 21 Учитель не говорил о чудесах, физической силе, хаосе и духах.

X, 1
Учитель редко говорил о выгоде (ли), о судьбе (мин), о человеколюбии (жэнь).

XVII, 19
Учитель сказал:
Я не хотел бы больше проповедовать.

Цзы Гун сказал:
Если не будете больше проповедовать речами, то что же станут передавать Ваши ученики?

Учитель ответил:
А, разве Небо говорит? Между тем четыре сезона чередуются ежегодно как обычно. Все сущее рождается как обычно. А разве Небо говорит?

Лунь юй служение людям

VI, 4
Как-то Юань Сы был назначен при Конфуции управляющим. Конфуций пожаловал ему 900 мер зерна, то тот отказался. Учитель сказал:
Не стоит отказываться. Если тебе этого много, возьми и раздай соседям, живущим с тобою в одном хуторе, деревне, селе или волости.
Юань-сы (Юань Сянь)— ученик Конфуция по имени Сянь, который служил управляющим делами при Конфуции, когда тот занимал чиновничий пост в царстве Лу.

XIII, 9 Учитель направлялся в царство Вэй. Жань Ю правил повозкой. Учитель сказал:
— Как много здесь народу!
Жань Ю спросил:
Когда так много народу, то как его направлять?
Учитель ответил:
Прежде всего надо сделать так, чтобы он разбогател.
Жань Ю вновь спросил:
А когда он разбогатеет, то как его дальше направлять?
Учитель ответил:
Тогда его надо воспитывать.

XIII, 30
Учитель сказал:
Посылать на войну людей необученных — значит просто бросить их.

XIV, 7

Учитель сказал:
— Если любишь народ, разве не сможешь ты побудить его к упорному труду? Если ты действительно предан правителю, разве не сможешь его вразумить?

XV, 33

Учитель сказал;
— Если, достигнув Знания, в дальнейшем не будешь опираться на человеколюбие, то достигнутое будет утрачено. Если достигнув знания, ты будешь опираться на человеколюбие, но управляя народом, не сможешь сохранять чувство собственного достоинства, то народ не будет почтителен. Если достигнув Знания, будешь опираться на человеколюбие и сохранять чувство собственного достоинства при управлении народом, но без соблюдения Правил, значит, ты еще не достиг совершенства.

XVIII, 2
Когда Люся Хуэй возглавлял судебное ведомство, его трижды лишали долж­ности. Один человек спросил его:
— Не пора ли Вам покинуть это царство?
Люся Хуэй ответил:
— Если служишь людям, следуя прямому Дао, то где бы ни служил, все равно лишат должности. Если служишь людям, следуя кривому Дао, то ни к чему и покидать родное государство.
Лунь юй»: служит ли мудрец правителю?

III, 19
Дин-гун спросил:
— Скажите, как правитель должен использовать сановников и как сановники должны служить правителю?
Конфуций ответил:
— Правитель использует сановников, руководствуясь Правилами. Сановники же служат правителю, руководствуясь чувством преданности.
Дин-гун —правитель царства Лу, где жил Конфуций (прав. с 509 по 495 г. до н.э.)

X, 2
При дворе Конфуций, когда разговаривал с низшими сановниками, был мягок и любезен, а если беседовал с высшими сановниками — вежлив и прям. Когда правитель выходил, он выказывал благо­говение, но держался с достоинством.

X.3
Когда правитель призывал его и поручал принимать посланников из других царств, то лицо его преображалось и походка менялась. Когда о взмахом руки приветствовал стоящих слева и справа, то платье его спереди и сзади сидело без единой морщины. Когда он спешил навстречу гостям, то походил на птицу с распростертыми крыльями. Когда посланники удалялись, он докладывал всегда правителю: «Посланники ушли и назад не оглядывались».

X.4.
Когда Конфуций входил в дворцовые ворота, то пригибался, словно боялся, что не пройдет. В воротах не задерживался и проходил, не наступая на порог. Когда подходил к престолу правителя, лицо его преображалось, колени подгибались и слов ему будто не хватало. Поднимался в зал, подбирая полы одежды, пригнувшись и затаив дыхание, словно не дышал вовсе. А когда выходил из зала и спускался на одну ступень, то вид его уже становился ровным и спокойным. Спускался вниз быстро, распростерши руки. И когда возвращался на свое место, казал­ся умиротворенным.

X.5.
Когда Конфуций нес ритуальную нефритовую табличку, то выглядел так, будто пригибался, подавленный ее значимостью. То поднимал ее высоко, словно приветствовал, то опускал вниз, словно делал подношение. Лицо его постоянно менялось в трепете, он двигался мелкими шажками, наступая с пятки и не отрывая хотя бы одной ступни от пола. При поднесении подарков сохранял сдержанность. В частной же беседе был весел.

X. 15.
Если он посылал кого-либо в другое царство с поручением, то дважды кла­нялся посланнику и лишь потом отпускал его.

X.18
Когда правитель жаловал его угощением, то он всегда сначала расправлял циновку и после этого отведывал блюдо. Когда правитель жаловал его сырым мясом, то все­гда отваривал его и прежде чем попробует сам, подносил предкам. Когда правитель жаловал живой скот, то прежде он откармливал его. На трапезе у правителя, дожидался, когда правитель принесет жертву предкам, и затем первым начинал есть.

X. 19
Когда Конфуций занемог, то сам правитель пришел проведать его. Конфуций отвернул голову от востока, накрылся парадной одеждой и поверх перекинул пояс.
Считается, что Конфуций настолько ослаб, что не мог обрядиться в ритуальное платье, полагающееся для приема правителя, но ритуал все же исполнил, накрывшись платьем. При приеме правителя следовало смотреть в западную сторону.

X, 20
Когда правитель повелевал прибыть к себе, Конфуций отправлялся пешком., не дожидаясь, пока для него заложат повозку,

XI, 25
Цзы Лу собирался послать Цзы Гао управляющим в уезд Би. Учитель на это сказал:
— Это все равно, что погубить чужого сына.
Цзы Лу ответил:
— Там есть народ, которым надо управлять. Там есть алтари духов земли и злаков, которым надо приносит жертвы. Так стоило ли читать книги, чтобы научиться всему этому?
Учитель сказал:
— Вот поэтому я и презираю бойких на язык.
Цзы Лу, ученик Конфуция, в то время занимал высокую должность в клане аристократа Цзи и мог назначать управляющих уездами.

XI, 26
Цзы Лу, Цзэн Си, Жань Ю и Гунси Хуа сидели подле Учителя. И Учитель сказал: — Я чуть постарше вас и потому не в счет. Вот вы все сетуете: «никто про нас знает!» Ну, а если бы кто узнал и взял на службу, что бы вы стали делать?
Цзылу ответил сразу же:
— Пусть это будет государство лишь в тысячу боевых колесниц. Оно зажато со всех сторон большими государствами, их войска угрожают вторжением, а тут еще неурожай и голод. Я же, взявшись за дело, за три года вселил бы в людей мужество и научил бы их морали и справедливости.
Учитель улыбнулся.
— Ну, а ты Цю, с чего бы начал?
Тот ответил:
— Пусть это будет небольшое государство — ли в шестьдёсят-семьдесят или даже в пятьдесят-шестьдесят. Если возьмусь за управление, то года за три сумею сделать народ богатым. Что же до обрядов и музыки, то здесь уж придется подождать, когда появится благородный муж.
— Ну, а ты, Чи, с чего бы начал?
Тот ответил:
— Не скажу, что бы я уже сейчас справился бы с таким делом. Поэтому хочется еще поучиться. Я бы желал, облачившись в парадное платье, быть младшим распорядителем при жертвоприношениях в храме предков или при приеме других правителей.
— А ты что скажешь, Дянь?
Когда замолкли звуки лютни, на которой он играл, Цзэн Си (Дянь – А.М.) поднялся и ответил:
— А я хочу совсем не того, что эти трое.
— Так разве это плохо! — сказал Учитель.— Ведь каждый может высказать свое желание.
И Цзэн Си сказал так:
— В конце весны, в третьем месяце, когда все ходят в весенних одеждах, взять пять-шесть юношей, из тех, что уж носят шапки для взрослых, и шесть-семь отроков, омыться с ними в водах реки И, и, обсохнув на ветру у алтаря дождя, под песни возвратиться домой.
Учитель, глубоко вздохнув, сказал:
— Я хотел бы быть вместе с Данем.
Трое учеников удалились. А Цзэн Си, оставшись последним, спросил:
— Что Вы скажете об их словах?
— Каждый высказал лишь свое желание,— сказал Учитель,— только и всего.
— Почему же Вы, Учитель, улыбнулись, когда его говорил Ю?
— Страной управляют с помощью ритуалов,— сказал Учитель,— в его же словах не было уступчивости. Поэтому я и улыбнулся.
— А можно ли то, о чем говорил Цю, считать управлением государством?
— Отчего же страну в шестьдесят—семьдесят ли или даже в пятьдесят-шестьдесят ли не считать государством?
— А то, о чем говорил Чи,— можно ли это считать управлением государством?
— Храм предков и приемы при дворе — разве это не государственные дела? Если есть там храм предков и союзы с князьями — значит, есть и свой князь. И если уж такой человек, как Чи, будет там лишь младшим распорядителем — то кто же тогда способен быть старшим?!

XV, 38
Учитель сказал:
— Когда ты на службе у правителя, думай прежде о своем деле, а потом уже о своем жалованье.

XVII, 1
Ян Хо хотел встретиться с Конфуцием, однако тот не являлся к нему. Тогда Ян Хо послал ему жареного поросенка. Но Конфуций отправился к нему с визитом, лишь узнав, что самого Ян Хо нет дома. Неожиданно они встретились на дороге. Ян Хо сказал:
— Подойди поближе, я хочу поговорить с тобой.
Конфуций подошел.
— Можно ли считать человеколюбивым того, кто наделен большими способностями и тем не менее спокойно взирает на хаос в государстве? — спросил Ян Хо.
Конфуций промолчал.
— Нет, нельзя, — ответил сам себе сказал Ян Хо и продолжил речь.
— Можно ли назвать умным того, кто стремится поступить на службу и тем не менее упускает возможность одну за другой?
Конфуций вновь промолчал.
— Нет, нельзя, — ответил сам себе Ян Хо. — Время уходит безвозвратно, оно не ждет.
Конфуций ответил:
— Верно сказано! Я согласен поступить на службу.
Ян Хо был управляющим делами — клана Цзи в царстве Лу. Янь Хо, совершив переворот, заключил в темницу своего господина Цзи Хуаньцзы и взял управление в свои руки. Конфуций ведет себя очень тонко: формально отказываясь, как и положено благородному мужу, он позволяет себя уговорить.

XIV, 22
Цзы Лу спросил о том, как служить государю. Учитель ответил:
— Не обманывай и увещевай его.

XIII, 3
Цзы Лу спросил:
— Правитель царства Вэй Чу-гун хочет пригласить Вас к участию в управлении его царством. С чего Вы начнете?
Учитель ответил:
— Прежде всего стоит упорядочить названия.
Цзы Лу спросил:
— Неужто Вы столь настойчивы в этой мысли?! Неужели непременно нужно упорядочение?
Учитель ответил:
— До чего же ты необразован! А вот благородный муж осторожно относится к тому, чего не понимает. Если названия не соответствуют своей сущности, то и со словами противоречат действительному положению вещей. Если слова противоречат итинному положению вещей, то и дела не будут исполняться. А когда дела не исполняются, то Правила и музыка оказываются недейственными. Если Правила и му­зыка недейственны, то наказания не будут справедливы. А когда наказания не справедливы, то народ не знает, как с пользой распорядиться силой своих рук и ног. Поэтому благородный муж, вводя названия, должен произносить их правильно, а то, что произносит, непре­менно осуществлять. В словах благородного мужа не должно быть даже крупицы неточности.
«Упорядочивание названий» или «исправление имен» (чжэн мин) — одна из основных концепций в проповеди Конфуция. Речь идет о том, что в Поднебесной нарушилось соответствие между сущностью предмета или человека и его обозначением (названием). Поэтому те, кто называются, например, «добропорядочными чиновниками», не могут достойно выполнять свои функции, дети не соблюдают сыновнюю почтительность и т.д. Соответственно надо вернуться к уложениям древности и сопоставить сущность с его названием.

XVII, 5
Гуншань Фужао обосновался в округе Би, чтобы выступить против правите­ля. Он призвал Учителя, и тот согласился приехать к нему. Цзы Лу был очень недоволен. Он сказал:
— Если некуда поступать на службу, то не стоит и выезжать. Зачем же не­пременно ехать к Гуншань Фужао?
Учитель ответил:
— Этот человек призвал меня к себе. Неужто он обратился бы ко мне без надобности? Если кто-то обратился ко мне за помощью, то я смогу возродить там порядки Восточного Чжоу.
Гуншань Фужао вначале служил в аристо­кратическому клану Цзи, а потом вместе с Ян Хо выступил против хозяина

XVII, 7
Би Си призвал к себе Конфуция, и Учитель собрался отправиться к нему.
Тогда Цзы Лу сказал:
— Прежде я слышал, как, Вы, Учитель говорили: «Благородный муж не идет туда, где люди творят неблаговидные дела». Ныне же именно Би Си поднял мятеж и захватил уезд Чжунмоу, а Вы, тем не менее, собрались к нему поехать.
Учитель ответил:
— Правильно, именно так я говорил. Но разве я также не говорил: «Твердое не сточить, а истинно белое и черной краской не зачернить»? Неужели я уподоблюсь тыкве-горлянке? Неужели меня можно привязать так, чтобы люди не старались воспользоваться мною?»
Би Си был видным чиновником во владениях Цзинь, где  управлял уездом Чжунмоу. Когда же правитель Цзинь  во время одного из военных конфликтов послал свои войска против своего соперника Фан Чжунсиня, Би Си отказался подчиняться своему правителю и укрепился внутри городских стен Чжунмоу, что могло считаться очень серьезным нарушением ритуала. И все же Конфуций соглашается служить Би Си – он очень хочет, чтобы «люди ими пользовались»

«Лунь юй»: совершенствуй себя

I, 7
Цзы Ся сказал:
— Если кто-то в отношениях с женой ценит ее добродетели и не придает большого внимания ее прелестям, то он исчерпывает все свои силы, служа родителям. Он не щадит своей жизни, служа правителю. Он прям в отношениях с друзьями. И пускай скажут о таком, что он не обладает ученостью, я непременно назову его образованным.
Цзы Ся (Бу Шан) — ученик Конфуция.

IV, 17
Учитель сказал:
— Встретив мудрого, стремись сравняться с ним. Встретив немудрого, вглядись в самого себя.

IV, 26
Цзы Ю сказал:
— Будешь назойлив в служении государю — навлечешь на себя бесчестье. Будешь назойлив в дружбе — отдалишь от себя друзей.

 V, 20
Цзи Вэньцзы трижды обдумывал каждое дело, прежде чем приступить к его осуществлению.
Учитель, услышав об этом, сказал:
— Достаточно и двух раз.
 Цзи Вэньцзы (Цзисунь Шифу, ум. в 685 г. до н.э.) — видный сановник из царства Лу.

VI, 18
Учитель сказал:
— Если естество в человеке одолеет культуру — получится дикарь. Если культура одолеет естество — получится книжник. Лишь тот, в ком естество и культура уравновешены, может стать благородным мужем.

VI, 19
Учитель сказал:
— Человек от рождения прям, и если, впоследствии став кривым, он все же уцелеет, то лишь благодаря счастливой случайности.

VI, 6
Учитель сказал:
— Направляй всю свою волю на постижение Дао, будь добродетелен, опирайся на человеколюбие, упражняйся в [шести] искусствах.
Шесть искусств — классические «искусства» служивого мужа эпохи Чжоу: ритуалы, музыка, стрельб из лука, управление колес­ницей, письмо и искусство счета.

 VIII, 13
Учитель сказал:
— Будьте тверды и усердны в постижении Учения, до смерти держитесь истинного пути-Дао. В государство, где неспокойно, не отправляйтесь. В государстве, что охвачено смутой, не живите. Когда в Поднебесной царит путь-Дао, проявляй себя. Когда же Дао нет, уходите от мира. Когда страна следует Дао, то стыдно быть бедным и ничтожным. В государстве, что не следует Дао, стыдно быть богатым и знатным.

IX, 5
Когда Учителю угрожали в местечке Куан, он сказал:

— После смерти [чжоуского] Вэнь-вана я стал тем, в ком заключена культура (вэнь). Если бы Небо действительно хотело бы уничтожить культуру, то оно не наделило бы ею меня. А коли само Небо не уничтожило ее, стоит ли мне бояться каких-то куанцев?
Жители местечка Куан приняли Конфуция за своего обидчика Ян Хо и продержали Учителя с учениками в окружении пять дней.

XIII, 13
Учитель сказал:
— Если человек способен сам исправить себя, то разве будут ему трудны дела управления? Если же не способен сам исправить себя, то как он сможет исправлять других?

XIV, 10
Учитель сказал:
— Быть бедным и не роптать — трудно, быть богатым и не зазнаваться — легко.

XIV, 26
Учитель сказал:
— Если ты не на месте правителя, то и не вмешивайся в его дела правления.
Цзэн-цзы заметил:
— Благородного мужа заботят дела, соответствующие его положению.

XV, 15
Учитель сказал:
— Если к самому себе будешь более требовательным, чем к другим, то избежишь обид.

XV, 24
Цзы Гун спросил:
— Существует ли лишь одна заповедь, которой можно руководствоваться всю жизнь?
Учитель ответил:
— Вот эта заповедь — будь снисходительным. Не делай другим того, чего не пожелаешь себе.

XV, 30
Учитель сказал:
— Не стоит печалиться тому, что люди не знают тебя. Печалься лишь о том, что еще не проявил свои способности.

XX, 3
Конфуций сказал:
— Не познав воли Неба, не станешь благородным мужем.
Не познав суть Правил, не сможешь прочно стоять на ногах.
Не понимая сути слов, не сможешь разобраться в человеке.

XIV, 33
Учитель сказал:
— Добрый скакун славятся не силой, а норовом.

XIV, 34
Кто-то спросил:
— Что вы думаете о высказывании, что «на зло надо отвечать добром?»
Учитель ответил:
— А чем отвечать тогда на добро? На зло отвечают по справедливости, а на добро отвечают добром.

XV, 8
Учитель сказал:
— Не поговорить с человеком, с которым стоит поговорить — значит потерять человека. А говорить с человеком, с которым говорить не стоит — значит терять слова. Мудрец не теряет людей и не теряет слов.

XV, 28

Учитель сказал:
— Когда кого-то все ненавидят, это непременно нужно проверить; когда кого-то все любят, это также непременно нужно проверить самому.

XV, 30
Учитель сказал:
— Лишь то можно считать настоящей ошибкой, которая не исправлена.

XV, 41
Учитель сказал:
— Если слова точно передали мысль — уже и этого достаточно.

XVI, 4
 Конфуций сказал:
— Три типа друзей могут быть полезными, три типа — вредными. Полезные те друзья, которые прямы, честны и обладают многими знаниями. Вредны же те друзья, кто неискренен, льстив и болтли­в».

XVI, 5

Конфуций сказал:
— Три вида радости приносят пользу, и три вида радости причиняют вред. Вот полезные радости: радоваться, когда смог исполнить все Правила и музыку; радоваться, когда говоришь о достоинствах других; радоваться, что дружен со многими мудрыми людьми. А вот те радости, что причиняют вред: радоваться, наслаждаясь роскошью; радоваться в разгуле; радоваться, прибывая на пирах.

XVII, 2
Учитель сказал:
— Природные качества сближают людей, а приобретенные привычки — отдаляют.

XIX, 3
 Ученики Цзы Cя спросили у Цзы Чжана, с кем следует дружиться.
— А что говорил об этом сам Цзы Ся? — спросил Цзы Чжан.
— Он говорил: со стоящими людьми дружите, с нестоящими — рвите отношения.
 Цзы Чжан удивился:
— А вот мне довелось слышать другое: благородный муж почитает выдающихся, но сходится и с заурядными, поощряет способных, но терпим и к бесталанным. И, если, положим, я имел бы очень много достоинств, разве я не смог бы с кем-нибудь поладить? А если, допустим, я не имел бы никаких достоинств, другие бы сами отвергли меня, а не я — их?!


все статьи