8 (4872)38-59-54, 8-903-840-59-54
Тульская региональная федерация
шаолиньского УШУ
О федерации Пресса Занятия Методические материалы Шаолиньская школа Для чтения Задать вопрос Контакты
Главная   »   Для чтения   »   Конфуцианство   »   "Беседы и суждения" - Лунь юй   »   Лунь юй - "Беседы и суждения" Часть 1
О федерации
Принципы Федерации
Устав, цели и задачи ТРФШУ
Структура и руководство
Сотрудничество
Фотогалерея
Видеогалерея
Пресса
Новости федерации
Шаолиньское УШУ в Мире
Публикации в СМИ
Занятия
Детское подразделение ТРФШУ
Отзывы
Ушу для начинающих
Мероприятия
Методические материалы
Бусин: стойки ушу
Термины и обозначения
Правила поведения
Шаолиньские заповеди
Учебная программа
Шаолиньская школа
Шаолиньцюань
Мастера шаолиня
Шаолинь сегодня
Шаолиньский цигун
Для чтения
Библиотека
Буддизм
Даосизм
Интервью и публикации
Конфуцианство
"Беседы и суждения" - Лунь юй
Мэн-цзы
Статьи
Запись на тренировку
Задать вопрос
Контакты

Лунь юй - "Беседы и суждения"

Лунь юй - "Беседы и суждения" Часть 1

«Лунь юй»: муж достойного поведения

I, 6
Учитель сказал:
— Молодые люди, находясь дома, должны проявлять почтительность к родителям, выйдя за ворота — быть уважительными к старшим, в делах — осторожными, в словах — правдивыми, безгранично любить людей и особенно сближаться с теми, кто обладает человеколюбием. Если у них после осуществле­ния всего этого еще останутся силы, то потратить их надо на изучение культуры
Здесь под «культурой» (вэнь) подразумевается целый комплекс знаний и навыков, в том числе изучение древних канонов, каллиграфия, а также норм ритуального поведения и т.д. Все это вместе должно привести к самораскрытию человека.

II, 18
Цзы Чжан упорно учился, надеясь получить государственное содержание. Учитель посоветовал ему:
— Больше слушай, будь сдержан, а когда возникает у тебя сомнение, говори об этом осторожно. Тогда и нареканий тебе будет мало. Больше наблюдай, обходи опасное, а в остальном же будь осмотрителен, — и тогда редко будешь раскаиваться в содеянном. Когда слова будут вызывать мало нареканий, а в поступках не придется часто раскаиваться, тогда и получишь ты государственное содержание.
Цзы Чжан — ученик Конфуция Чжуаньсунь Ши.

IV. 14.
Учитель сказал:
— Не печалься, что не занимаешь достойного поста — печалься, если способ­ности твои не соответствуют этому посту. Не печалься, что люди не знают тебя — поступай так, чтобы они смогли узнать тебя.

IV.25.
Учитель сказал:
— Добродетельный человек не одинок—непременно найдутся единомышленники.

V.16.
Конфуций так отозвался о Цзы-чане:
— Он обладал четырьмя качествами (Дао) благородно­го мужа: свершая дела, он исходит из самоуважения; служа вышестоящим, он исходит из ответственности, наставляя народ, исходит из доброты; управляя народом, исходит из справедливости.
Цзы-чань (Гун Сунь-цяо) — прозвище сановника из царства Чжэн.

VI, 14
Учитель сказал:
— Мэн Чжифань никогда не хвастался своими заслугами. Когда его вой­ско обратилось в бегство, он следовал поза­ди его, а когда войско вступало в город, он стеганул своего коня, сказав: «Я не смел бы быть позади, да вот конь мой не шел вперед».
Мэн Чжифань — аристократ из царства Лу.

IX,16
Учитель сказал:
— Во внешнем мире (т.е. при дворе) следует служить правителям и сановникам, дома надо служить отцам и старшим братьям, нельзя проявлять леность в совершении погребальных ритуалов и не стоит хмелеть от вина. Но что во мне самом есть из всего этого?

IX, 29
Учитель сказал:
— Мудрый не сомневается, человеколюбивый не печалится, храбрый не боится.

XIII, 8
Учитель сказал:
— Да, он умеет вести дела своей семьи. Когда у него появляется что-нибудь, он говорит: «Достаточно». Когда же он получает сверх этого, то говорит: «Богатею». Когда же получает еще больше, то произносит: «Замечательно!».

XIV, 2
Учитель сказал:
— Если служивый муж (ши) думает лишь о спокойствии и удовольствиях, то он не достоин так называться

XIV, 12
Цзы Лу спросил, кого можно назвать совершенным человеком. Учитель ответил:
— Если взять знания Цзан Учжуна, бескорыстие Гунчо, храбрость Чжуан-цзы из города Бянь, мастерство Жань Цю, да прибавить к этому познания в Правилах и музыке, то может получиться совершенный человек.
А затем добавил:
— Но вряд ли таким должен быть ныне совершенный человек. Если он предпочитает долг выгоде, рискует жизнью, столкнувшись с опасностью, помнит о своем обещании даже в трудные времена, то уже такого человека можно назвать совершенным.
Цзян Учжун, прославился своим умом, современники называли его мудрецом. Чжуан-цзы — правитель города Бянь в княжестве Лу.

XIV, 25
Учитель сказал:
Цюй Боюй послал человека побеседовать с Конфуцием. Конфуций почтительно усадил гостя и спросил:
— Что заботит Вашего хозяина?
Посланец ответил:
— Он все время размышляет, как бы поменьше совершить ошибок, но пока еще не достиг желаемого.
Когда посланец удалился, Учитель произнес:
— Вот так посланец! Вот так посланец!
Цюй Боюй — аристократ из царства Вэй, его гостеприимством пользовался Конфуций во время пребывания в Вэй.

«Лунь юй»: путь учителя

I, 16
Учитель сказал:
— Не печалься, что люди не знают тебя. Печалься, что сам не знаешь людей.

II, 4
Учитель сказал:
— В пятнадцать лет я обратил свои помыслы к учебе. В тридцать лет встал на ноги. В сорок освободился от сомнений. В пятьдесят познал волю Неба. В шестьдесят научился отличать правду от неправды. В семьдесят стал следовать желаниям сердца и не переступал меры.

II, 11
Учитель сказал:
— Тот, кто, повторяя старое, способен обрести новое, может стать настав­ником.

II, 21
Некто спросил Конфуция:
— Почему Вы не участвуете в управлении [государством]?
Учитель ответил:
— В «[Каноне] истории» говорится: «Когда надо проявлять сыновнюю поч­тительность — проявляй ее, будь дружен со старшими и младшими братьями». В этом и кроется суть правления. Таким образом, я уже участвую в управлении. К чему непременно состоять на службе ради управления?
«Канон истории» («Шу цзин») — сборник исторических преданий с с мифических времен до периода Чуньцю, (с XXIV по VIII в. до н.э.)

III, 24
Начальник пограничной службы в области И, желая встретиться [с Учителем], сказал:
— Когда сюда прибывали благородные мужи, я встречался с каждым. Ученики попросили Учителя принять его. Выйдя от Учителя, он сказал:
— Почему вы так обеспокоены, что нет у вас чиновничьих постов? Под­небесная уже давно лишилась Дао, скоро Небо сделает Вашего Учителя колоколом.

IV, 15.
Учитель сказал:
— Шэнь! Мой Дао-Путь пронизан Единым. Цзэн-цзы ответил:
— Воистину!
Когда Учитель вышел, ученики спросили:
— Что это значит?
Цзэн-цзы ответил:
— Путь Учителя включает лишь два понятия — чжун-верность и шу-снисхождение.
Шэнь — Цзэн Шэнь (Цзэн-цзы), один из самых любимых учеников Конфуция.

V, 26.
Янь Юань и Цзылу стояли подле Учителя.
— Расскажите мне,— сказал Учитель,— чего бы вы оба хотели?
— Я бы хотел,— ответил Цзылу,— делить и повозку, и платье на меху с друзьями. А если они сломают или износят — не досадовать.
— А я бы хотел,— сказал Янь Юань, — не кичится своими достоинствами и не выставлять напоказ заслуги.
А Цзылу сказал:
— Позвольте услыхать и о желаниях Учителя.
И Учитель ответил:
— Чтобы старики жили в покое, чтобы друзья были правдивыми, а младшие проявляли заботу о старших.

VI, 12
Жань Цю сказал:
— Не сказать, что я не могу оценить Ваше Учение-Дао, просто сил мне не хватает.
Учитель сказал:
— Те, кому сил не хватает, останавливаются на полпути. Ты же не сделал еще и шага.

VII, 2
Учитель сказал:
— Запоминать и хранить в своем сердце; усиленно учиться, не зная пресыщения; наставлять других, не ведая усталости, — что из этих трех принципов мне удается претворять?
Здесь изложен один из основных принципов жизни мистических наставников — устная передача знания и наставление в нем других людей.

IX, 7
Лао сказал:
— Учитель говорил: «Я не был использован на государственной службе, поэтому овладел некоторыми искусствами».
.Личность Лао вызывает споры, возможно, это был ученик Цай Лао из царства Вэй.

VII, 11
Учитель сказал:


Учитель сказал Янь Юаню:
— Когда нас привлекают на службу — действуем. Когда нас отвергают — удаляемся. Только мы с тобой можем так поступать.
Цзы Лу спросил:
— А если бы Вам доверили командовать армией, кого взяли бы с собой?
Учитель ответил:
— Ну уж не того, кто с голыми руками бросается на тигра или вплавь переправляется через реку и в результате безрассудно гибнет. Я бы взял того, кто начинает дело с осторожностью, и не только предпочитает продумывать планы, но и способен добиться успеха.

VII, 12
Учитель сказал:
— Если бы богатства можно было домогаться, то я согласился бы стать даже возницей. Поскольку домогаться невозможно, я займусь тем, что мне нравится.

VII. 16
Учитель сказал:
— Есть грубую пищу, пить воду, спать на согнутом локте — во всем этом тоже есть радость. А богатство и знатность, нажитые нечестно, для меня — что плывущие облака!

VII. 17.
Учитель сказал:
— Если бы мне прибавили несколько лет жизни, то я имел бы возможность в пятьдесят лет изучать «Канон перемен» и, возможно, избежал бы больших ошибок.

VII, 24
Учитель сказал:
— Вы, ученики, полагаете, что я что-то скрываю от вас? Я ничего не скрываю от вас. Я ничего не делаю без вас. Таков я!

VII, 28
Учитель сказал:
— Вероятно, есть люди, которые могут делать что-либо, ничего при этом не зная. Я, увы, не таков. Мне приходится многое слушать, выбирать из этого доброе и следовать этому. Мне приходится наблюдать многое и запоминать это. И все же такие знания вторичны
Вторичным знаниям противопоставлены те, что даны от рождения

VII, 33
Учитель сказал:
— В учености я подобен другим людям. Что же касается достоинств благо­родного мужа, то в этом я, увы, не преуспел.

VII, 34
Учитель сказал:
— Что касается высшей мудрости и человеколюбия, то разве смею ли я обладать ими? И все же я учусь и тружусь, не зная пресыщения, обучаю, не ведая усталости, — только это и можно сказать обо мне.
Гунси Хуа сказал:
— Мы как раз этому и не можем никак научиться.

IX, 13
Цзы-гун сказал:
— Вот кусок прекрасной яшмы. Спрятать ли нам ее в шкатулку или же постараться продать ее за хорошую цену?
Учитель сказал:
— Продать, продать! Я ожидаю покупателя.
Считается, что под «прекрасной яшмой» имеется ввиду сам Конфуций, который выбирает, либо ему укрыться от людей, либо служить достойным правителям.

IX, 19
Учитель сказал: — Вот, например, я заканчиваю возведение земляной насыпи. И пускай мне осталось насыпать лишь корзину земли, но я остановился. Вот это и есть остановка. Или, например, если я на ровном месте начинаю возводить насыпь, то пускай я высыпал лишь одну корзину земли, то я уже продвинулся. Вот это и есть продвижение
Конфуций имеет в виду постижение Учения, где истинное знание приходит от методичной работы. И даже у продвинутого человека перед достижением Высшего знания может быть остановка, что отбросит его назад.

IX, 15
Учитель сказал:
— После моего воз­вращения из царства Вэй музыка наконец была исправлена, а оды и гимны обрели должное место.
Речь идет о том моменте, когда 69-летний Конфуций после долгих странствий возвратился в родное царство Лу. Именно после этого, умудренный опытом, он начинает редактировать древние каноны.

XIII, 10
Учитель сказал:
— Если бы правитель использовал меня на службе, то уже через год я навел порядок, а через три года добился бы успеха.

XIII, 21
Учитель сказал:
— Увы, не вижу вокруг себя людей, что способны придерживаться середины. Посему вынужден сходиться с теми, кто своеволен или излишне осторожен. Своевольный хватается за любое дело, осторожный же избегает неприятностей.

XIV, 13
Учитель сказал:
Учитель спросил у Гунмин Цзя о Гуншу Вэньцзы:
— Правда ли, что твой учитель не говорит, не смеется и не берет подношений?
Гунмин Цзя ответил:
— Те, кто сообщил об этом, ошибаются. Когда надо сказать, он говорит, но так, чтобы никого не утомить. Когда он весел, он смеется, но так, чтобы никого не задеть. Когда надо взять по справедливости, он берет, но так, чтобы ни у кого не вызвать осуждения.
Учитель сказал:
— Это так? Неужто он действительно так и поступает?
Гунмин Цзя служил при дворе аристократа Гуншу Вэньцзы. Гуншу Вэньцзы (Гунсунь Ба) сановник из Вэй, внук правителя царства Сянь-гуна.

XIV, 29
Учитель сказал:
Цзы Гун любил давать оценку людям. Учитель сказал:
— Как ты мудр, Цы! А вот у меня на это нет времени.

XV, 3
Учитель спросил:
— Цы! Ты полагаешь, что я, многое изучая, всё запоминаю?
Тот ответил:
— Конечно, а разве не так?
— Нет, — ответил Учитель, — у меня все пронизано Единым.

XV, 16
Учитель сказал:
— Если человек сам не спрашивает себя: «Как же быть? Как же быть?», — то и я не знаю, как с ним быть.

XV, 31
Учитель сказал:
— Бывало так, что дни и ночи я проводил в раздумьях без сна и пищи. Но все тщетно... Лучше уж учиться!

XVI, 13
Чэнь Кан спросил у Бо Юя — сына Конфуция:
— Есть ли что-нибудь особенное, о чем ты слышал от отца?
Тот ответил:
— Нет, ничего особенного.
Как-то раз Учитель был один, а я пробегал в это время по двору, и он спросил меня: «Ты уже учил «Канон песнопений»? Я ответил: «Еще нет». Тогда он сказал: «Если ты не будешь учить «Канон песнопений», у тебя не будет ничего, о чем говорить» ». Тогда я пошел и стал учить «Канон песнопений»
В другой раз Учитель опять был один. Я пробегал в это время по двору. Он спросил меня: «Ты уже учил Правила?» Я ответил: «Еще нет». Тогда он сказал: «Если ты не будешь учить Правила, у тебя не будет ничего, на чем утвердиться». Тогда я пошел и стал учить Правила. Вот только об этих двух вещах я и слышал от него.
Чэнь Кан вышел и радостно сказал:
— Я спрашивал об одном, а узнал сразу три: о Стихах, о Правилах и о том, как благородный муж узнал, как благородный муж далек от сына.

XVII, 1
Ян Хо хотел встретиться с Конфуцием, однако тот не являлся к нему. Тогда Ян Хо послал ему жареного поросенка. Но Конфуций отправился к нему с визитом, лишь когда узнал, что самого Ян Хо нет дома. Неожиданно они встретились на дороге. Ян Хо сказал:
— Подойди поближе, я хочу поговорить с тобой.
Конфуций подошел.
— Можно ли считать человеколюбивым того, кто наделен большими способностями и тем не менее спокойно взирает на хаос в государстве? — спросил Ян Хо.
Конфуций промолчал.
— Нет, нельзя, — ответил сам себе сказал Ян Хо и продолжил речь. — Можно ли назвать умным того, кто стремится поступить на службу и тем не менее упускает возможности одну за другой?
Конфуций вновь промолчал.
— Нет, нельзя, — ответил сам себе Ян Хо. — Время уходит безвозвратно, оно не ждет.
Конфуций ответил:
— Верно сказано! Я согласен поступить на службу.
Ян Хо был управляющим делами — клана Цзи в царстве Лу. Янь Хо, совершив переворот, заключил в темницу своего господина Цзи Хуаньцзы и взял управление в свои руки. Конфуций ведет себя очень тонко: формально отказываясь, как и положено благородному мужу, он позволяет себя уговорить.


все статьи